Понедельник, 23.10.2017, 06:05
Приветствую Вас Гость | RSS

При использовании материалов. ссылка на сайт обязательна.

Пользуйтесь зеркалом | Главная | Палласиада. (21 - 27 июля 1991г.) | Регистрация | Вход
Разделы сайта
Наш опрос
Что вы думаете о сайте
Всего ответов: 4
Форма входа
Друзья сайта
Статистика
Rambler's Top100 Союз образовательных сайтов
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
 

 

 

 

Палласиада. (21 - 27 июля 1991г.)

Записано со слов Алексея Титова.

Нашим похождениям,  восхождениям и расхождениям посвящается.

Лучше пройти сто километров с умным, чем с один с дураком (из народной мудрости).

Мне помоги, о богиня, в осуществлении желанья Рифмой своей недостойной вслед за Гомером коснуться Горы многоверхой - Олимпа !

Ходят упорные слухи, что на златой наковальне Ихний Гефест — оружейник молнии Зевсу кует Так, что палящие искры, даже в Сибирь долетая, в небе застыв, ниспадают метеоритами вниз.

Две, с половиною сотни лет уж минуло почти-что, как над таежным простором метеорит пролетал. Выбрал он место - посуше,  ржавчиной, чтоб не покрыться и в назиданье потомкам с неба стремительно пал.

В это же самое, время жил в Петербурге ученый. Немец он был по натуре, а по прозванью - Паллас. Случай, про этот прослышав, сильно был он заинтригован и указанье доставить камень к себе он отдал. Камень с трудом, но добыли, был он железным по сути. Так он железом и назван, имя Палласа приняв. С тех пор в музее хранится, в секции метеоритов. Но не даёт он покоя членам достойнейшим ВАГО. Смелые люди собрались и по тайге, поплутавши. В место его приземленья памятный вставили знак.

День первый.

В трудный собрались мы путь, словно герои Эллады, Чтобы в далеком краю памятный знак посмотреть. Десять уж минула лет, как был он там установлен Нынче его юбилей, вот мы туда и идем Начали славно свой, путь, до Красноярска добравшись, Встал тут туман над водой, путь перекрыв кораблям. Мокрый толпится народ, жадно глядит на причалы.  Нету спасенья с небес, видно прогневан Олимп.

Нас его гнев не страшит, множество есть вариантов Как до Шумихи дойти, чтобы в четыре часа Вышел бы в море корабль и в Политехник доставил Вещи, собаку и нас, быстро по волнам скользя. Вот уже нужный причал, но не простили нам боги, Что мы добрались сюда, воспрекословя судьбе. Не суждено было нам на борт высокий подняться Даже гребцами не взяли, отсутствием мест прикрываясь.

Духом не пали мы ниц и, на судьбу, уповая Стали мы лучшего ждать, уж не пытая свой рок. Видимо наше смиренье душу богов ублажило. Был нам ниспослан корабль нас погрузивший во трюм. В трюме мы, расположившись, в очередь стали к буфету, Воду паштет и печенье взяв в дополненье с собой. Быстро наш несся корабль, гладь Красноярского моря надвое равно деля.

Вот уж и бухта видна, лагерь приют обещает. Выдали здесь нам палатку ужинам сытным снабдив Эту палатку для всех мы на помосте разбили, Матов спортивных под низ ради удобства возложив. Вещи свой и Фураж сверху клеенкой накрыли, Дабы снующей в округе своре поживы не дать . Дружно мы спать улеглись, чтобы наутро проснувшись, В дальний бы тронуться путь и побыстрее дойти.

День второй.

Вот уж из мраморных туч на золотой колеснице Солнце поднялось для всех, завтра с сегодня сводя. Свой поделив провиант, кашу на завтрак из риса С хлебом и маслом мы съели, сладким какао запив. C цели своей устремясь, взвьючили мощные выи. Чтобы за час. до полудня этот покинуть приют. С нашей собакой другая вместе в тайгу увязалась, Помесью колли и гончей нам показалась она.

Стало теперь нас: тринадцать - чертова, дюжина ровно. Были мы не суеверны. Боба с желаньем приняв. Сверившись с картой и солнцем, верное взяв направленье, В путь мы далекий пустились, между заборов пройдя. По лесу кралась дорога, в полег внезапно прорвавшись Где под ногами захлюпал сладкий клубничный сироп. Тяжесть давила на плечи, потом глаза застилая.

Но мы не могли мимо сочной, спелой клубники пройти.

Шли, рюкзаков не снимая, ягоды в рот собирали. Лямки нам в плечи впивались, их натирая сильней. Много там силы осталось, отданной в низких поклонах, Той, что потом не хватало нам на далеком пути.  Шли мы все прямо и прямо, только минут через сорок Екнуло сердце ведущих, екнуло прямо в груди. Выбрали группу разведки и отдыхать повалились. Ей поручив разобраться, где продолженье пути.

Смело пустились мы с горки и на ручей на коровий, сразу наткнуться сумели, радость сваю не сдержав. Всех повели за собою и указатель прибили, лезли мы по буеракам, радостью разум поправ. В лес мы ввалились гурьбою, не испросив разрешенья, не оказав уваженья разным лесным божествам. Духи лесные в обиде стали чинить нам препоны, стлали овраги нам под ноги, тропки ведя не туда. Вняли мы их повеленьям, жертвы свои возложили - был там хороший топорик, карта и острый кинжал. Приняли их благосклонно, верный нам путь указали. Чтобы успели до ночи мы до Снижуля дойти. Солнце своими лучами воду, из нас выжимало, жажду у всех вызывая, даже у наших собак. Брали с собой мы две Фляги, влагой прохладной наполнив, только та влага уж больно кончилась быстро у нас: долго мы шли по тропинке, жаждою страшной томимы, усугублялось мученье звонкою песнью ручья. Тек он у нас под ногами, брызгами с солнцем играя. Но по народным сказаньям знали мы тайну его. Был он испорчен в верховьях, вреден, микробами полон - мог человек отравиться, если попьет из него. Злые скотины ходили, воду хвостами поганя, мы лишь смогли окунуться чресла свои остудив. Только в тайгу углубившись скрывшись под сенью деревьев, двое отважных героев смелостью дерзко попрали страх перед стафиллококом, все же решившись напиться, не пощадив живота. Солнце клонилось к закату, нам. на ночлег намекая, снова отправилась в поиск группа ведущих вперед. Быстро у нас: увенчался поиск великим успехом - шли мы уже по Синжулю, влево от тропки уйдет. Спас нас начальник наш главный, коварный распадок заметив, место найдя, где Синжуля мутные воды, втекая, Портили Климичева ключа благопристойный поток. Лагерь разбили в межречье, славно устроив стоянку. Яркий огонь, разогревшись, принялся пищу варить, Стали крепить мы палатки, чтобы в них ночью взбодриться, сил для похода набраться. Ужин не съев до конца, оставили долю на утро, дабы, потом не готовить, а разогревши остатки, быстро отправиться в путь. Ночь навалилась внезапно, нас разогнав по палаткам. Долго мы не усыплялись, каждый своим заняты.

День третий.

Время пришло и поникли ночи чумазые крылья, Отблески звездного неба Солнца восход заглушил. Утро в тайге разгорелось, нас к пробужденью толкая, Чтобы успели мы ужин перёд дорогой доесть. Туго скрутили палатки, высыпав в кучу продукты, Часть на высокое древо вздернули прочно на сук, Чтобы медведь криволапый жадно до них не добрался, Чтоб не досталось маралу то, что потом мы съедим.

Вышли мы лишь на тропинку, видим висит указатель, Явно не нами прибитый, с надписью красной "ПЖ". Возликовал тут Андрей наш, тот что бывал тут когда-то Сам он его на березу семь лет назад прибивал Следуя линии стрелки, через бурлящую воду Мы перебрались по камням, выбравшись на косогор. Долго мы шли косогором, йоги до крови стирая, Зная, что здесь заблудиться нам невозможно никак.

Слева ручей сладкозвучный весело в травах катится, справа высокий пригорок стенкой крутою стоит. Это тат самый распадок, где по сказаниям предков Путь самый близкий и верный к метеориту лежит. Солнышко слева, светило, нам но восток указуя, Компаса мы не достали, на глазомер уповав. Множество ели кислицы грозьдями с веток срывая. Шли, потерявши тропинку, новую телом торя.

Вот подошли мы к болоту - невелико и не топко, грязь перед нами раскинув, пряталось в лущу травы. Это чтоб место отметить в памяти нашей надолго, боги послали знаменье, выбрав при этом меня, сунули в ноги обрубок мокрый, трухлявый и склизкий, навзничь в траву уронили, сверху прикрыв рюкзаком, сильно в душе оскорбившись, вымолвив что-то плохое, даже не мог я подумать, что мне оказана честь, что это место назавтра ясность внесет в наши планы значит пришлось мне не даром в этом болоте лежать. Чресла, и выю, и перси не без труда приподнявши, все я поставил на ноги, сумрачно взглядом скользя.

Двинуться дальше хотели, только решили, что нужно Снова вперед нас с Андреем вместо привала послать. Быстро мы вверх устремились, выйдя к хорошей тропинке, Той, что по водоразделу в сторону нашу вела. Всех на нее мы подняли, обувь сменив на полегче. Скорость свою увеличив, вечера чуя приход. Шли мы и шли над распадком, слева ручей оставляя, Там, где восток звездоглазый Солнце на небо пускал.

Чтобы нам определиться, где мы находимся точно, Льва на сосну мы послали крайнюю даль обозреть. Двое других же пустились ниже по нашей тропинке, Зверя спугнувши большого, видимо был там марал. Вновь, рюкзаками взгрузивши наши уставшие выи, Тронулись дальше в дорогу, чтобы стоянку разбить. Место нашли неплохое и разошлись на разведку, Место стоянки на карте чтоб поточней нанести.

Гору большую по крупу вместе с Андреем прошли мы, Жаль, что к вершине подняться нам не позволил туман. Наши товарищи дальше тронулись, путь чтоб изведать, И возвратились в смущеньи, слева увидев закат. Знали мы точно, что утром слева заря занималась, -Значит светило где встала, там и решило зайти, Нам перепутав все карты, и, в замешательстве бросив, Ставить велело палатки в сумерках и без воды.

Взяли четыре ведра мы и, водрузивши на плечи, Вниз за водою пустились, зная, где русло ручья Шли мы к нему меньше часа, вдаль по распадку спускаясь, Иидри и Боб охраняли нас от лесного зверья. Сорок мы литров набрали, вверх за собой повлачивши, Час с половиной обратно в гору устало ползя. Листьям по мокрым скользили, ноги во тьме ударяя, Капли одной не разливши, в лагерь поднялись во мгле.

Время к полуночи кралось, лагерь - же не был разбит. Стали палатки мы ставить, свет Фонарей зажигая, Справились с этим успешно и повалились навзничь. Трое старейшин не спали, завтра с рассветом решая Бодро проснуться и споро вниз по прошедшей тропинке Сбегать туда и обратно без рюкзаков, налегке, Тайну раскрыть сторон света, чтоб получить объясненье. Место найдя, где мы задом двигаться стали вперед. С этою мыслью уснули - утро всегда мудренее, Завтра должно проясниться, - кто и куда нас занес.

День четвертый.

Встала из мрака с перстами пурпурными Эос, нас на разведку троих разбудить собираясь, долго и нудно трясла над землей золотыми кудрями. Крепко мы спали, никто даже не шевельнулся. Только Наталья, героя Эллады супруга, бодро проснувшись, без жалости нас растолкала.

Зря мы стонали, к ее благородству взывая. Все же пришлось из палатки наружу вылазить. Словно Аяксы, мы дружно в дорогу пустились, Чтобы, вернувшись, на путь всех на верный наставить. Будто на крыльях неслись мы по старой тропинке, Той, что вчера с рюкзаками едва одолели.

Вот и болото, куда, меня Зевс громовержец Вдруг, осерчав вниз лицом под рюкзак опрокинул. Видно сегодня с Олимпа глядят благосклонней, -Перешагнул я бревно, даже не спотыкнувшись.

Вниз мы спустились втроем прямо в самый распадок И разошлись кто куда, мысленно ум беспокоя. Час походив, поразмыслив, пошли мы обратно Новой тропой, но нас уж Зевс не покинул, Мощною дланью своей вновь приведя нас к болоту, Где я давеча лежал, в мокрую землю вонзясь. Возликовали мы тут, уж без труда догадавшись, Что за. загадка была лешими нам загадана.

Резво помчались обратно, поднявшись на гору крутую, Лагерь уж собран стоит, ломится стол от еды. Сочный говяжий кусок, тот, что из банки тушёной, Ласково смотрит на нас, саваном жира прикрытый. Вот и нежнейший паштет дар из далекого края, Просится на бутерброд, всех ароматом пленив. Двое могучих героев лишь перед ним устояли, С вечера давши обет - больше паштета не есть.

Ели они ветчину, на хлеб ее взгромоздивши, Съели кусок на двоих, вновь чтобы силу обресть. И отдохнувши, втроем снова вперед устремились, Дабы, на гору взобравшись, тайный там знак углядеть. Ставили предки тот знак, ежели б кто, заблудившись, Сразу бы понял, что вышел он на Великий Имир Возликовали мы дружно, знак тот вверху обнаружив. Место под Солнцем своё точно на карте найдя.

Смело теперь мы народ вслед за собой повлачили, Знали уж сколько идти, знали куда, и зачем. Вот и к Большому Имиру наш караван подтянулся, Чтобы, поднвшись наверх, знак тот вниманьем почтить, Трое осталось внизу — я, дa и друг мой надежный С верной супругой своей, не покидавшей его. Быстро поднялся народ вверх на высокую гору, Кучу камней и гвоздей взяв там на память с собой.

Но, несмотря на балласт, набранный нами по дури, . Лихо, Мы тронулись в путь, чтоб до стоянки дойти. Вот он и столб лесников, нам по легендам известный, По предсказаньям судьбы должен быть здесь поворот. Смело без всякой тропы мы на закат устремились, Прямо в распадок свалившись, сели мы тут, отдыхать. Мы же с Андреем- вдвоем снова вперед устремились, • С компасом карту сверяя, чтобы но сбиться с пути.

Солнце на запад ушло, даже луча не оставив, Сумерки, тихо шурша, вдаль по распадку крались. Поздно уже мы нашли путь к вожделенной стоянке -Был он тяжел и тернист, даром что шел по прямой. Только один был из нас так перегружен камнями, Так был гвоздями набит, что двигаться не было сил. Вспомнили всю тут родню мы до седьмого колена И, на себя водрузив, тяжесть вперед повлекли.

Только к полночи мы место свое отыскали. Стали там, лагерь разбив, цели достигнув своей. Был уже опыт у нас ставить в потемках палатки. Не оплошали и тут, крепко их все растянув. Жаркий раскинув костер, что-то на нем мы сварили, И повалились спать, чтобы назавтра с утра Нам совершить восхожденье -То, за которым сюда в общем-то мы и пришли.

День пятый.

Утром, проснувшись, подмокли все кроме нашей палатки. Бабушке Жанны спасибо, низкий от нас: ей поклон ! Все" же другие под дождик утречком рано повышли, Чтобы прорехи в палатках струй от текущих закрыть. Только на третью палатку пленки у нас не хватило. Так в ней потом и не спали, в склад вещевой превратив, Дождиком нас не размочишь - так мы решили и вышли Многие тут из палаток, чтобы заняться костром.

Дождик- все капал и капал, нас напугать собираясь, Жаркий костер заливал. Нужно тут было помочь. С другом вдвоем из палатки, словно герои Эллады, Вылезли мы, чтоб не мокнуть, в том, в чем нас мать родила.

В плавках одних и штормовках.
Вырубив новые колья, через - костер перекинув 
Крепкую толстую палку, начали воду мы преть,
И, увидав это, дождик спрятался где-то за тучу,
Видно подло замыслив всем нам потом отомстить.

Видя смиренье погоды, завтрак мы стали готовить -И килограмма четыре всыпали риса в ведро. Рис тут, воды наглотавшись, смелости буйной набрался И, на глазах разбухая, нагло полез из ведра. Лёв подоспел тут на помощь свой котелок доставая, И все излишки от каши спрятал умело туда. Снизу рис был пригоревший, сверху почти не сварившись -Поняли мы, что ошиблись, двадцать неся килограмм. Нечего делать - пришлось нам, в сторону чуть отошедши, Это ведро выскребать.

Весело так; развлекаясь, поздно обед мы сварили. Съесть же его поспешили, чтобы до ночи успеть Нам совершить, поклоненье, к место святому добравшись, Зная, что нам километров десять придется идти. Дружно в дорогу пустились, быстро найдя указатель, шли где-то около часа, столб пока не разглядели -Место паденья железа было отмечено им.

Дальше немного прошли мы - памятный знак повстречали. Тот, что сюда притащили две пятилетки назад. Кругом его обступивши, все для истории сняли, Кино, и Фото, и слайда пленки на то не жалев. Целью своей насладившись, тронулись в путь мы обратный, Зная, что завтра покинем эту стоянку с утра Только, лишь ужин сварили - утренний дождик вернулся, Сил за горою набравшись, чтобы нам всем отомстить.

Быстро тарелки наполнив, сунули мы их в палатки, дабы, самим не намокнув, ужинать сытной ухой. Ветер тут сильный поднялся, пленку с палаток срывая, И под секущие струи всем нам пришлось вылезать. Крепко веревкой к палаткам снова её притянули. Чтобы капризы погоды нам не могли помешать. Спали по новой раскладке, спальник один с сэкономив тот, что мы вместе с Андреем радостно взяли себе. Вспомнив при этом советы, к счастью, оставшихся дома, В ватниках нам посуливших негу, тепло и покой. В них мы промерзли три ночи, первую ночь не считая, Верх или низ прикрывая тела, - кому что нужней. Спальником теплым укрывшись, весела мы засопели, Слыша в соседних палатках сонный приход тишины.

День шестой.

Утром поднялись пораньше, то, что осталось, доели. Лагерь собрали в дорогу, спрятав продукты в лесу. Путь по обратной тропинке был не тяжел и не страшен, Ну, а когда заскучали без осложнений в пути, Лев наступил на осинник, ос разбудив острожалых. Долго, над этим смеялись, кто позади его шел.

Так не спеша, развлекаясь, весело мы до Синжуля за шесть часов добрались. Все здесь у нас сохранилось: колья, продукты, кострище. Лагерь нам ставить так было не интересно совсем. Солнце уже отсветило, скрывшись за гору крутую, дав нам возможность при свете ужин спокойно доесть. Вечер спустился в распадок, настали потемки. Все, понаевшись, давно по палаткам расселись, только лишь нам не сиделось, кучке гурманов, тайно задумавших чем-нибудь да насладиться. Был там Андрей крепконогий и я, взгляд за очками таивший, Жанна была и Наташа, с нами была сковородка. И обратили мы мысли с мольбою к вечернему небу, чтоб сниспослало оно бы на нас вдохновенье. Сжалилось небо - и чудо-рецепт нам открыло, Мне по затылку пребольно шарахнув. Взяли муку мы к масло, и сахар, и воду, Все это сдобрили малою порцией соли И, размешав соразмерно, устроили тесто.

В жаре костра разровняли палящие угли, твердо и прочно на них укрепив сковородку, бросили масла туда, позабыв помолиться.

Вспыхнуло масло огнем озарив все окрестности разом, будто зарница средь гор, ведро с утра обещая. Поняли тут мы ошибку свою и промашку и с подаяньем в душе сковородку чуть-чуть остудили. Видя раскаянье наше и наше желанье все же попробовать то, что хотим приготовить, Сжалилось небо, и новая порция масла не подгорела, а смазала дно сковородки. Возликовали тут радостно бренные души и аккуратненько тесто на масло пустили. И заскворчало, готовясь, чудесное блюдо, то, что в народе лепешкою гордо зовется. Запах пошел по долине, забрался в палатки и показались оттуда голодные лица, те, что лежали в палатках и в карты играли, но им не дали, ни крошки из общих запасов.

Так и терпели, покуда на всех не спеклося, и разделили по штуке одной на палатку. Только лишь тем, кто, здоровья и сил не жалея, эти лепёшки готовил, от дыма страдая, кто их мешал, кто их пек, (сто советы давал, не смолкая, тем чуть побольше лепешек, однако, досталось. За бескорыстье послало им небо усладу желудку - так и уснули судьбою своею.

День седьмой.

Сбросив с себя покрывало ночи, последней, таежной, Утро спустилось в распадок, нас из палаток прогнав. Быстро мы лагерь собрали, зная, что может сегодня После обеда за нами в бухту прибудет корабль, -Ждать он, конечно, не будет, чтобы беды не случилось, Юношей старших -мы быстро выслать решили вперед. Тронулись вскоре и сами, юных в середку поставив, Только они умудрились из середины пропасть Первые их не видали, задним, они не встречались, даже на громкие крики не пожелав отвечать. Около часа искали мы их по всем направленьям, Вывод приняв однозначный, шли впереди они нас. И на дороге следы их нам, по пути попадались, Нас успокоив немножко, гнев зато наш воспаляя. Вышли к клубничному поли, ягоды сочной наелись, В лагерь ввалились неспешно, планы на вечер кроя. Но не прошло получаса - в бухту корабль ворвался, В спешке в него погрузившись, крупы все в дар принесли Снова помчались по морю, надвое режа форштевнем зеркало синей воды.

От Дивногорска до дома быстро мы путь одолели и со слезой на ресницах перепрощалися все.

Так наш поход завершился!

Слава тем, кто с рюкзаками
Сотню почти километров
Шлёпали по буеракам,
Чтобы на знак посмотреть!

© "Метеоритика и астрономия" г. Железногорск 2017 год.